Почему в Украине не состоялись реформы — «Зеркало недели»

Наша хитросделанная политическая клиентела очень умело отделила коррупцию войны от гражданской коррупции. Сказать, какая из них омерзительнее, достаточно сложно. Потому что более тщательные попытки разобраться в вопросе чрезвычайно опасны для здоровья…

Об этом сообщает PRO Компромат

Бывший посол Канады в Украине пан Роман Ващук (2014–2019) на онлайн-конференции Научного общества имени Шевченко в Канаде (The Shevchenko Scientific Society of Canada) произнес речь, в которой перечислил десять главных ошибок западных партнеров по отношению к Украине в 2014–2019 годах при осуществлении реформ.

Об этом напоминает в сегодняшней статье для «Зеркала недели» социальный психолог Олег Покальчук.

Или, точнее, сказал, почему реформы не состоялись, несмотря на напыщенные уверения: «Все с реформами хорошо, они идут! Вон за поворотом, видите, уже дым видно и свисток слышно. Сейчас появятся, только дайте чуть больше денег — немедленно!».

Сначала мне показалось, что это похоже на «Енеїду» Котляревского. Берется хорошо известный в узких кругах сюжет, насыщается национальным колоритом. Излагается на понятном языке, с юмором. Каждый может там себя охотно найти, но на это никто не обижается.

В целом гражданское общество устами разных своих представителей обо всем выше- и нижеупомянутом говорило. Но никто не сводил это вместе, потому что если мы посреди всего этого годами живем, то зачем повторять самоочевидное?

И вот сложилось оно в такую эпическую трагикомедию, поскольку, как писала Леся Украинка, «щоб не плакать, я сміялась».

Но «Енеїда», по крайней мере в версии Котляревского, не оставляет за собой дополнительных вопросов. Даже больше, национальная интерпретация западных идей, сколько бы ни было этим идеям лет или веков, осуществляется языком тождественности («ми всі тут теж троянці») или превосходства в стиле «у нас особливий третій шлях, особлива ментальність і навіть ворог особливий, вам такого і не снилося».

Пан Роман перечислил не столько «ошибки» (эта коннотация в украинской прессе очень красноречива, поскольку изначально снимает с нас ответственность) как дилеммы или, говоря совсем философским языком, апории.

Апория — это осложнение в размышлении, кажущееся непреодолимым. Самая известная из них Зенона: может ли догнать Ахиллес черепаху? Ответ — нет, потому что в каждом мгновении приближения быстроногого героя Троянской войны (по Гомеру — их Брэда Питта) черепаха каждый раз немного отползает. Эта формальная логика и сейчас объясняет динамику вступления Украины в НАТО и ЕС, которые каждый раз после нашего прыжка вперед немножко дальше отползают с неизгладимым чувством глубокой озабоченности.

Если мы обсуждаем украинский максимализм («если не достигнуто все на 105%, то измена»), то добавим, что этот стандарт оценивания касается только декларативной части коммуникации нашего общества с властью, всегда и для всех «нашей» лишь частично. В реальности — воспетая многочисленными фольклорными произведениями и народными шутками украинская измена в совершенстве умеет прекрасно удовлетворяться малым и добывать это малое в интеллектуальной конкуренции с не менее проворными национальными меньшинствами.

Но стандарты высокой принципиальности неуклонно «отползают» на второй план, когда для реформаторов становится самоочевидно, что процесс значительно прибыльнее результата, и при ловком его затягивании может прокормить не только детей, а еще и внуков.

Вторая точка речи пана Романа заключалась в том, что затяжная война с коррупцией (смотри предыдущий пункт) сознательно заслоняла войну с Россией (фашистское государство, страна-агрессор — согласно Закону Украины от 20.02.18). И нечего греха таить — такое свинство бывало и длится до сих пор.

Но если раньше при этом хотя бы иногда воинственно что-то покрикивали в сторону России, то теперь главнокомандующий говорит, что отвоевывать ОРДЛО они не думают. Потому что несвоевременно. Запад не поймет, врагов как-то многовато, ну и убить ведь могут, куда здесь воевать.

Но коррупционная («контрабандная», хотя какая может быть контрабанда по своей территории?) составляющая войны расцвела и никуда не исчезает с первых дней (вспомним хотя бы дело Эндрю, главного внештатного работника оперативного подразделения СБУ, руководителя сводной мобильной группы по противодействию контрабанде в зоне АТО, а сколько еще такого было?).

Коммерчески-коррупционная сторона присутствует в каждой войне, что бы там ни говорили официальные летописцы. Дело, конечно, в пропорциях и степени сложности схем. Но из того, что мы можем прочитать в прессе и открытых источниках, пойманных на этом выгоняют из армий с позором, и в дальнейшем перспективы у них вообще печальные, разве что они идут на сделку со следствием.

Наша хитросделанная политическая клиентела очень умело отделила коррупцию войны от гражданской коррупции. Сказать, какая из них омерзительнее, достаточно сложно. Потому что более тщательные попытки разобраться в вопросе чрезвычайно опасны для здоровья.

Злые языки говорят, именно для этого и была создана военная прокуратура Матиоса, чтобы спрятать за завесой секретности кипы специфических «пиксельных» компроматов.

Следовательно, военно-гражданское сотрудничество в сфере коррупции неотделимо от войны. Война приближается — тема коррупции отдаляется, и наоборот. Не представляю, из кого должны состоять украинские суды, чтобы все это суметь как-то справедливо пересудить. Может, из пулеметчиков?

Судейство украинское, которое пан Роман назвал «преступной стаей» (и это довольно гуманное выражение), тоже как будто не нуждается в дополнительных характеристиках. Но мы все смеемся над образом Шарикова в «Собачьем сердце», не очень при этом глядя в зеркало. Булгаков, будучи человеком глубоко талантливым, но не самоубийцей, написал «Собачье сердце» в контексте повсеместной тогдашней критики троцкистов сталинистами. И в известном широко цитированном фрагменте экранизации спародированы именно тогдашние «активисты» Троцкого с их уровнем компетенции.

Все зловещие шутки о дефенестрации и «гілляках» в наших реалиях упираются в один вывод: так эти соцсетево-революционные люди потом (гипотетически) будут реформировать судебную систему согласно своему уровню образования, воспитанности и представлений о правосудии? На таких вот сомнениях (в том числе) в свое время и восстала французская Вандея.

Реформировать преступную стаю можно только одним способом, как, например, когда-то произошло с японскими якудза. Стая отходит от средневековых принципов самоорганизации, платит больше налогов и взяток, отдает должное обществу, сдает самых одиозных, и тогда их терпят еще пару десятков лет, но в общие бани уже не пускают.

Посполитые, как я люблю их называть, или среднестатистические украинцы, по пану Роману, действительно обозлены тем, что на них и власти, и Западу по большому счету наплевать. Этому есть вполне объяснимая причина. Среднестатистический украинец ни на что не влияет от слова «вообще». Он даже на собственную жизнь не способен повлиять.

Он исповедует философию крепостного, где основой морали являются справедливые отношения с местным паном и строительство пирамиды Маслоу у себя во дворе из краденных вокруг строительных материалов. Речь идет исключительно об оседлых крепостных, сделавших это своей жизненной философией.

У нас свободная страна, и сменить местожительство в пределах земного шара, найти новую специальность и нормальное сообщество — вообще не проблема для тех, кто этого действительно хочет. Поэтому нашего цвета по всему свету, если не на ПМЖ, то сезонно.

И среднестатистический — это нечто особенное. Обижаться и гордиться в социологических опросах этот цвет может. Но не верьте его сожалениям слишком сильно. Как метко было отмечено в вышеупомянутом докладе о психологии посполитых: «Коррупция — это то, что делают другие люди». То есть жалобы на то, что Запад основную массу украинцев забросил, чутко компенсируется черепашьим отползанием в сторону той же бытовой коррупции.

Обхожу здесь следующий тезис о бездушности инфографики, потому что она адресована профессиональным людям и клиентеле, которая должна была бы транскрибировать хорошие намерения Запада. Но им за это не доплачивали, а волонтерство в этих кругах не заведено. А также тезис о неугасимой движухе западного ревизорства, которое (это уже моя интерпретация), несмотря на реальные советы, имело из Украины некую Кубу докоммунистических времен. Где все стоит копейки, и все тебе заглядывают в рот и кланяются, и ты чувствуешь себя очень большим паном, хотя дома ты — «такое».

Тезис №7 о кажущейся неприемлемости осторожности и постепенности западной помощи корреспондирует с исходным о «105%». Кажущейся, потому что притворный ажиотаж украинских чиновников хорошо компенсируется их реальной компетенцией и иногда даже вполне современным образованием. Украинские чиновники вовсе не мечтатели, они чудесно осведомлены как о реальном положении дел, так и о своей марже при нынешнем статус-кво и о неминуемых потерях от реформирования. Украинский чиновник и реформы — это Ахиллес и черепаха.



Джерело статті: “http://povin.com.ua/315069-29-11.html”

Резонанс

Теги