728 x 90

Направление прорыва. В Петербурге бум коммунальных аварий — но за гибель людей ответят стрелочники

24 января предстанет перед судом диспетчер петербургских «Теплосетей» 37-летний Евгений Емельянов — его обвиняют в гибели двух молодых людей. В ночь на 28 сентября 2018 года 20-летние Андрей Начинкин и Максим Шустров отдыхали в кафе «Типичный Питер», с 2012 года располагавшемся в подвале жилого дома. Около трёх часов ночи поблизости лопнула труба горячего водоснабжения. 500 тонн кипятка в считаные минуты залили подвал. Парни сварились заживо: у обоих термические ожоги покрыли 100% тела.


При расследовании ЧП следователи закрыли глаза на то, что размещение точек общепита и отелей (к слову, о недавней трагедии в Перми) в подвальных помещениях запрещено законом (приказ Минстроя РФ № 197 от 17.08.1992 — «О типовых правилах охраны коммунальных тепловых сетей»). Они же «не заметили» подтвержденную экспертами изношенность насквозь прогнившего трубопровода: 25-летний срок годности истёк в 2017 году, но его продлили до 2020-го. Зато следствие приложило все усилия, чтобы за случившееся ответил «стрелочник» — Евгений Емельянов.


Это не новый опыт для Петербурга: по аналогичным коммунальным делам уже есть судебные решения. Однако сегодня это беда не только конкретного диспетчера. И пермская трагедия, и обилие петербургских аварий на теплотрассах доказывают, что жизнь человека в России в любую минуту может оборваться из-за прохудившейся трубы: в кафе, в отеле, в автобусе, в собственной постели ночью…


«Хали-гали» — крышка


В 3.42 минуты 28 сентября прошлого года в дежурную часть 77-го отдела полиции Петербурга поступил сигнал: перед кафе «Типичный Питер» на Измайловском проспекте, 20, бьёт фонтан кипятка. Прорыв теплотрассы произошел со стороны двора, возле чёрного выхода из заведения. Асфальт провалился на глубину около пяти метров, в промоину упали два припаркованных здесь автомобиля, затем поток горячей воды, смешавшись с грязью, хлынул в кафе. На тот момент там находились четверо: 22-летняя Анастасия Васильева, её друзья — Андрей Начинкин и Максим Шустров, а также администратор заведения Роман Сафронов. Компания арендовала самый дальний зал — «Бункер», где отдыхала, выпивала, курила кальян, развлекалась с караоке. На последней записи, выложенной в инстаграме за несколько минут до смерти, приятели поют песню «Хали-гали».


Андрей Начинкин и Максим Шустров. Vk.com


Как рассказал оперативникам Сафронов, увидев, что в кафе начала прибывать вода, он поспешил вывести ребят из помещения через основной выход, так как запасным из-за прорыва трубы воспользоваться они не могли. Девушку Роман, по его словам, выносил на руках — воды в помещение натекло уже по щиколотку. Максим и Андрей у дверей замешкались, решили вернуться в «Бункер» за верхней одеждой. В это время напором кипятка, накопившегося на улице, дверь чёрного выхода сорвало с петель, и помещение (площадью около 300 кв. метров) затопило почти мгновенно. Тела погибших около 7 утра достали спасатели.


Кто виноват?


Наутро после трагедии Следственный комитет возбудил уголовное дело по ч. 3 ст. 238 УК РФ («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть двух лиц») с намерением привлечь к ответственности кого-либо из руководителей АО «Теплосети Петербурга».


Однако 17 января 2019 года дело вдруг переквалифицировали по ч. 3 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности двум лицам»), под которую можно было подвести и рядового сотрудника. А уже 22 января следователи предъявили обвинение диспетчеру «Теплосетей» Евгению Емельянову, дежурившему в ту роковую ночь, признав его виновным в гибели Начинкина и Шустрова. 24 июля СК РФ ещё раз переквалифицировал дело по ч. 3 ст. 216 УК РФ («Нарушение правил безопасности ведения иных работ, повлекшее по неосторожности смерть двух лиц»), предусматривающей более суровое наказание — до семи лет лишения свободы.


Евгений Емельянов. Фото из личного архива


По версии следствия, в ночь на 28 сентября обвиняемый руководил из центральной диспетчерской службы «Теплосетей» включением злополучного участка тепломагистрали в Адмиралтейском районе. Будто бы он не отреагировал на скачкообразное повышение давления в подающем трубопроводе, и это нарушение диспетчера якобы спровоцировало гидроудар и быстрый разрыв трубы. Обвиняемый и его адвокаты «гидроудар» считают намеренным вымыслом.


— Давление воды в трубопроводе в момент аварии повысилось до 11,2 атмосферы, но за пределы рабочего давления, указанного в документах «Теплосети» в качестве разрешенного — 11,5 атмосферы, оно не вышло, — говорит Емельянов, инженер с высшим образованием и почти десятилетним стажем работы в компании.


По мнению диспетчера и его защиты, следствие специально переквалифицировало дело под него, явно игнорируя ответственность руководства «Теплосетей». А отвечать им есть за что.



Его дело — труба


Лопнувшая труба на Измайловском проспекте, 20, проложенная в 1992 году, к 2017-му достигла предела эксплуатационного срока. Руководители АО «Теплосети Петербурга» умудрились продлить его до 2020 года, три года назад заказав экспертизу промышленной безопасности в ЗАО НДЦ НПФ «Русская лаборатория». Проводились ли испытания в действительности (и по правилам ли), сейчас выясняют специалисты ОБЭП УМВД РФ по Адмиралтейскому району Петербурга. Однако ложность заключения о безопасности объекта, сделанного в 2017 году, в сентябре 2018-го подтвердила авария на теплотрассе со смертельным исходом, а в октябре 2018-го — новая экспертиза.


Состояние трубопровода рядом с кафе «Типичный Питер» в рамках уголовного дела квалифицированно оценил эксперт Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы Минюста РФ Виктор Долинский (стаж работы — 35 лет). Он определил, что аварийная труба состояла из двух разных частей, «приваренных друг к другу грубым сварным швом самодельным способом, не в заводских условиях». В месте разрыва тоже проводилась локальная заварка тем же самодельным способом.


«Признаки повреждений позволяют сделать категорический вывод о том, что они образовались в результате глубокой естественной длительной коррозии, — констатировал Долинский.



— Разрушение металла не было спонтанным, одномоментным, а происходило в течение весьма длительного времени — несколько лет, пока под давлением кипятка не произошел разрыв наиболее глубоко разрушенного коррозией фрагмента трубы. Этому способствовало также предварительное подтекание горячей воды через множественные свищи».


Виды кафе «Типичный Питер» после аварии на теплотрассе. Фото: Анастасия Гавриэлова / «Новая в Петербурге»


Экспертиза специалистов Минюста не устроила «Теплосети Петербурга», поэтому в ноябре 2018 года компания заказала новую — в ООО «Единый технический центр». Исследования, якобы проведенные в Томске, тут же подтвердили, что к разрыву трубы привела не её предельная изношенность, а «спонтанный гидроудар». Защита Емельянова уверена, что никакие новые испытания не проводились вовсе, а протоколы испытаний были сфальсифицированы. С экспертов даже не взяли подписку об ответственности.


— Офис, лаборатория и все сотрудники компании находятся в Томске, а участок трубы, изъятый с места происшествия, — в Следственном комитете в Петербурге.


«Каким образом, не оставив никаких следов, это вещественное доказательство по уголовному делу попало в Томск и вернулось обратно?» — задает вопрос адвокат обвиняемого Александр Борзов.



Есть объяснение: Единый технический центр состоит в партнёрских отношениях с «Теплосетями». Между ними заключены контракты на выполнение экспертиз промышленной безопасности трубопроводов тепловых сетей, выработавших свой нормативный срок службы, на общую сумму около 10 млн рублей. ЕТЦ, получая деньги от «Теплосетей», заинтересован в благоприятном для компании исходе дела и готов изготовить необходимые документы, не соответствующие реальному положению вещей.


Виды кафе «Типичный Питер» после аварии на теплотрассе. Фото: Анастасия Гавриэлова / «Новая в Петербурге»


«Штраф — и дело с концом»


Стремление выйти сухими из воды в «Теплосетях» не скрывали изначально.


— Незадолго до предъявления обвинения, в начале декабря 2018-го, меня вызвали к руководству, — рассказал «Новой» Евгений Емельянов. — Сказали: «Ты там набедокурил. Тут пришла экспертиза, где говорится, что ты виноват. Ты должен признаться, а мы тебя поддержим. Мы все уладим — и с потерпевшими, и со следствием.


Хорошего адвоката найдём, оплатим, тебе назначат в суде минимальный штраф — и дело с концом». Я опешил: какой штраф, вы в своём уме?! Два молодых парня погибли!



Потом с Евгением, по его словам, провели ещё два разговора в том же ключе, но так же безрезультатно. Диспетчер не соглашался признавать вину за смерть людей ни в приватных беседах, ни на допросах в СК. Не признает он её и в судебном процессе, который 24 января стартует в Ленинском районном суде Петербурга (до сих пор шли предварительные слушания в закрытом режиме).


— Мы неоднократно говорили судье, что обвинение несостоятельно, документы сфальсифицированы, но он нас не слышит. Справедливого приговора от этого суда мы не ждём. Заранее понятно, что он будет обвинительным, — подытоживает Александр Борзов.


Виды кафе «Типичный Питер» после аварии на теплотрассе. Фото: Анастасия Гавриэлова / «Новая в Петербурге»


На все предварительные заседания суда стабильно, как на пост — часовые, являлись юристы АО «Теплосети Петербурга». Их наравне с журналистами не пускали в зал, но они охотно коротали часы в коридоре, разъясняя телерепортерам (исключительно им, с «газетчиками» не общались), как и в чем именно «провинился» диспетчер Емельянов. При этом официальных комментариев по ситуации в «Теплосетях» до сих пор не дают.


— Конечно, вы можете прислать нам запрос, — любезно предложил «Новой» пресс-секретарь АО «Теплосети Петербурга» Павел Киселев. — Но заранее хочу предупредить: мы ничего не будем комментировать до окончательного судебного решения.


Печальный опыт


Емельянов сознательно не пошел на сделку с руководством «Теплосетей», хотя о такой возможности знал не понаслышке. Примерно годом ранее с его коллегой случилась похожая история.


10 декабря 2017 года 58-летняя Захида Сулейманова попала в промоину с горячей водой прямо у дома на улице Тульской, 7А, где проживает. Накануне, на протяжении недели, местные жители наблюдали здесь парение над канализационными люками. В очередной раз уже привычное явление пожилую женщину не смутило. А зря: в тот вечер труба диаметром 80 мм лопнула.


— Асфальт провалился прямо у меня под ногами, и я по пояс оказалась в крутом кипятке, — вспоминает Сулейманова. — Не помню как, но из образовавшейся ямы выбралась сама.


Потом как-то дошла до своей парадной, поднялась в квартиру на третий этаж, и там уже сын мне вызвал скорую. Врачи с меня снимали одежду вместе с кожей…



Сулейманову с термическими ожогами 57% тела и ног госпитализировали в НИИ Джанелидзе, где она впала в кому. Следствие возбудило уголовное дело по той же 238-й статье УК РФ («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности»), но владелец трубопровода — АО «Теплосети» — и тогда остался в стороне от разбирательства.


Преступление вскоре переквалифицировали по ст. 118 УК РФ — «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности». После чего за прорыв на Тульской улице следователи привлекли к уголовной ответственности начальника района первой группы второго эксплуатационного района АО «Теплосети Петербурга» 56-летнего Германа Байкова. Другие фигуранты в деле так и не появились. 30 августа 2018 года мировой суд Центрального района вынес постановление о назначении Байкову штрафа (50 тыс. рублей) и прекращении дела. Сулеймановы не возражали, считая нанесенный ущерб полностью возмещенным. За время следствия «Теплосети» выплатили Сулеймановой и её родственникам свыше двух миллионов рублей компенсации и один миллион триста тысяч рублей по страховке.


Родители Андрея Начинкина и мама Максима Шустрова тоже получили от «Теплосетей» компенсацию — по два миллиона, плюс им оплатили расходы на погребение. Шустрова не заявляла гражданский иск. А разведенные в 2002 году супруги Начинкины, узнавшие о смерти сына из соцсетей, сейчас хотят получить с Емельянова за Андрея ещё четыре миллиона рублей.


Емельянову, уроженцу Башкортостана, получившему высшее образование в Москве, молодому отцу двоих детей, купившему в Петербурге в ипотеку квартиру, сегодня отстоять правду в суде и морально, и материально помогают друзья.


Не спи — сваришься


С 8 апреля 2019 года петербуржцы стали не так спокойно спать, как прежде. Оказалось, что больше нет никакой нужды идти в кафе или заселяться в отель, чтобы стать покойником. Свариться можно ночью в своей постели. Так погибла 64-летняя Марина Б., а серьёзные ожоги ног и тела получил её 39-летний сын Антон. За окном их квартиры на первом этаже в доме № 49 на 2-й Комсомольской улице около 4 часов утра прорвало трубу с горячей водой. Волна кипятка выбила окна и ворвалась в комнату. Антон успел выбежать на лестничную клетку, а его пожилая мама — нет.


— В потемках я схватил ключи и выскочил на лестницу, — рассказал сосед пострадавших Константин Некрасов. — На ступеньках лежал Антон. Кричал, что у него в квартире — ад, а там его мама, а он сильно обжог ноги, и ему не встать.


Я бросился к ним, однако уже из уличного коридора хлестала горячая вода. Я пытался открыть дверь, но долго не мог. Едва она поддалась, как сразу в лицо ударил кипяток, пар, камни.



Прорыв старой тепломагистрали, не ремонтировавшейся с 1994 года, в Красносельском районе был предсказуем. В последнее время здесь обновляли все сети, обходя стороной только данный участок по элементарной причине: дом готовили к реновации в 2020 году, менять трубопровод хотели в ходе неё, чтобы не тратиться дважды. Но никого из ветхой хрущевки так и не переселили, а отжившие свой век коммуникации остались.


Труба-убийца принадлежала ГУП «ТЭК СПб», но в расследовании уголовного дела это ничего не меняет. Обвинение в преступлении пока не предъявлено. Однако главный подозреваемый — опять диспетчер предприятия.


Не дороже жизни


Обеспечение теплом и горячей водой в Петербурге в основном делят между собой две структуры: АО «Теплосети Петербурга» (на 74,99% принадлежат компании «ТГК-1», а на 25,1% — Смольному в лице ГУП «ТЭК СПб») и ГУП «ТЭК СПб» (целиком принадлежит городу).


Доля ГУП «ТЭК СПб» на петербургском рынке составляет почти 50%: оно отапливает и снабжает кипятком около 16 тыс. домов, иначе — порядка трёх миллионов горожан. Остальные нужды покрывают АО «Теплосети Петербурга», в зоне ответственности компании — два с половиной миллиона человек.


Нехорошо с подземными коммуникациями сегодня у обоих предприятий, что неудивительно. Подавляющее большинство тепломагистралей в Северной столице было проложено в конце 80-х — начале 90-х годов. После 2010-го им предстояла поэтапная плановая замена. О том, как она прошла в городе на Неве, в декабре 2012 года узнала вся Россия.


Расследование громкого «трубного дела» тогда инициировал губернатор Петербурга Георгий Полтавченко, едва сменивший на этом посту Валентину Матвиенко. Команду предшественницы, включая вице-губернаторов и высокопоставленных чиновников Смольного, новый градоначальник уличил в мошенничестве и хищении около трёх миллиардов рублей при ремонте и замене петербургских теплосетей.


По версии следствия, в 2010–2012 гг. в ходе реконструкции магистралей в Питере вместо новых труб проложили бэушные, стоящие в два раза дешевле. Чтобы скрыть это, трубопроводы специально покрасили. Нанесли на них нужную маркировку. Оформили поддельные сертификаты качества от заводов-производителей. По словам специалистов, внешне старые трубы нельзя было отличить от новых, но при проверке это выяснилось. Коррупционное дело расследовалось пять лет. Но никто в итоге не получил реального срока.


На сегодняшний день общая протяженность магистралей «Теплосетей» в Петербурге — 2490 км, из них изношены и нуждаются в замене 1125 км — около 40%. При этом в 2019 году «Теплосети» сумели отремонтировать только 70 км труб — чуть больше 6% от потребности. Такая же плачевная ситуация и такие же скромные возможности у ГУП «ТЭК СПб».


Виды кафе «Типичный Питер» после аварии на теплотрассе. Фото: Анастасия Гавриэлова / «Новая в Петербурге»


Чтобы искусственно продлить срок эксплуатации трубопроводам, отработавшим положенные им по норме 25 лет, энергетики заказывают специалистам т.н. экспертизы промышленной безопасности. Но приписанные на бумаге лишние два-три года жизни не гарантируют их в реальности.


Как отмечают в МЧС, количество происшествий на трубопроводах в Петербурге растёт даже не ежегодно, а ежемесячно, поэтому сегодня их усиленно скрывают.



На предприятиях (АО «Теплосети» и ГУП «ТЭК СПб») действует тотальный контроль за сотрудниками, вплоть до прочтения всей электронной переписки и прослушивания телефонных разговоров. Однако шила в мешке не утаишь, как и фонтана кипятка под землей.


— Мы уже смирились с тем, что денег постоянно не хватает, и все аварийные тепломагистрали в городе не будут отремонтированы или заменены в короткие сроки, — прокомментировала ситуацию «Новой» Галина Белкова, член Общественного совета по проблемам ЖКХ при администрации Петербурга. — Но утаивать реальное состояние теплосетей от петербуржцев — преступление. Необходимы предупредительные знаки: здесь — аварийная труба, там — опасная зона, парковка запрещена, проход небезопасен. Обеспечить такими знаками город недорого, не дороже человеческой жизни.


Источник: “https://www.novayagazeta.ru/articles/2020/01/23/83592-napravlenie-proryva”

Резонанс

Теги